Всесоюзный поход

В революции
      в культурной,
смысл которой —
       общий рост,
многие
   узрели
      шкурный,
свой
 малюсенький вопрос.
До ушей
       лицо помыв,
галстук
   выкрутив недурно,
говорят,
   смотрите:
       «Мы
совершенно рев-культурны».
Дурни тешат глаз свой
красотой пробо́ров,
а парнишка
       массовый
грязен, как боров.
Проведи
       глазами
по одной казарме.
Прет
 зловоние пивное,
свет
 махорка
        дымом за́стит,
и котом
   гармонька воет
«Д-ы-ш-а-л-а н-о-ч-ь

   в-о-с-т-о-р-г-о-м с-л-а-д-
ост
-растья»

*

.

Дыры в крыше,
         звёзды близки,
продырявлены полы,
режут
   ночь
       истомным визгом
крысьи
   свадьбы да балы.
Поглядишь —
      и стыдно прямо —
в чем
     барахтаются парни.
То ли
     мусорная яма,
то ли
     заспанный свинарник.
Просто
   слово
         слышать редко,
мат
 с похабщиною в куче,
до прабабки
      кроют предков,
кроют внуков,
      кроют внучек.
Кроют в душу,
       кроют в бога,
в пьяной драке
      блещет нож…
С непривычки
      от порога
вспять
   скорее
      повернешь.
У нас
     не имеется няней —
для очистки
        жизни и зданий.
Собственной волей,
         ею одной,
революционный порыв
          в кулак сколотив,
строй
      заместо
      проплеванной
            пивной
культуру
      свою,
      коллектив.
Подымай,
    братва,
       по заводам гул,
до корней
    дознайся с охотою,
кто дает на ремонт
          и какую деньгу,
где
 и как деньгу берегут
и как
     деньгу расходуют.
На зверей бескультурья —
              охота.
Комсомол,
    выступай походом!
От водки,
    от мата,
       от грязных груд
себя
 обчистим
      в МЮД.
1928 г.