По тематике

О любви


Список стихотворений:

  • Любовь обман, и жизнь мгновенье
    Любовь — обман, и жизнь — мгновенье,
    Жизнь — стон, раздавшийся, чтоб смолкнуть навсегда!
  • Мать
    Тяжелое детство мне пало на долю:
    Из прихоти взятый чужою семьей,
  • Мелодии
    1
    Погоди: угаснет день,
  • Наше поколенье юности не знает
    Наше поколенье юности не знает,
    Юность стала сказкой миновавших лет;
  • Не принесет, дитя, покоя
    Не принесёт, дитя, покоя и забвенья
    Моя любовь душе проснувшейся твоей:
  • Неужели сейчас только бархатный луг
    Неужели сейчас только бархатный луг
    Трепетал позолотой полдневных лучей?
  • О, проклятье сну, убившему в нас силы
    О, проклятье сну, убившему в нас силы!
    Воздуха, простора, пламенных речей,-
  • Памяти Достоевского
    Когда в час оргии, за праздничным столом
    Шумит кружок друзей, беспечно торжествуя,
  • По смутным признакам, доступным для немногих
    1
    По смутным признакам, доступным для немногих,
  • Полдороги
    Путь суров… Раскаленное солнце палит
    Раскаленные камни дороги.
  • Романс
    Я вас любил всей силой первой страсти.
    Я верил в вас, я вас боготворил.
  • Сейчас только песни звучали
    Сейчас только песни звучали
    В саду над уснувшей рекой
  • Старая беседка
    Вся в кустах утонула беседка;
    Свежей зелени яркая сетка
  • Только утро любви хорошо
    Только утро любви хорошо: хороши Только первые, робкие речи, Трепет девственно-чистой, стыдливой души, Недомолвки и беглые встречи, Перекрестных намеков и взглядов игра, То надежда, то ревность слепая; Незабвенная, полная счастья пора, На земле — наслаждение рая!.. Поцелуй — первый шаг к охлаждению: мечта И возможной, и близкою стала; С поцелуем роняет венок чистота, И кумир низведен с пьедестала; Голос сердца чуть слышен, зато говорит Голос крови и мысль опьяняет: Любит тот, кто безумней желаньем кипит, Любит тот, кто безумней лобзает… Светлый храм в сладострастный гарем обращен. Смокли звуки священных молений, И греховно-пылающий жрец распален Знойной жаждой земных наслаждений. Взгляд, прикованный прежде к прекрасным очам И горевший стыдливой мольбою, Нагло бродит теперь по открытым плечам, Обнаженным бесстыдной рукою… Дальше — миг наслаждения, и пышный цветок Смят и дерзостно сорван, и снова Не отдаст его жизни кипучий поток, Беспощадные волны былого… Праздник чувства окончен… погасли огни, Сняты маски и смыты румяна; И томительно тянутся скучные дни Пошлой прозы, тоски и обмана!..
  • Умерла моя муза
    Умерла моя муза!.. Недолго она
    Озаряла мои одинокие дни:
  • Христианка
    I Спит гордый Рим, одетый мглою, В тени разросшихся садов; Полны глубокой тишиною Ряды немых его дворцов; Весенней полночи молчанье Царит на сонных площадях; Луны капризное сиянье В речных колеблется струях. И Тибр, блестящей полосою Катясь меж темных берегов, Шумит задумчивой струею Вдаль убегающих валов. В руках распятие сжимая, В седых стенах тюрьмы сырой Спит христианка молодая, На грудь склонившись головой. Бесплодны были все старанья Ее суровых палачей: Ни обещанья, ни страданья Не сокрушили веры в ней. Бесчеловечною душою Судьи на смерть осуждена, Назавтра пред иным судьею Предстанет в небесах она. И вот, полна святым желаньем Всё в жертву небу принести, Она идет к концу страданья, К концу тернистого пути… И снятся ей поля родные, Шатры лимонов и дубов, Реки изгибы голубые И юных лет приютный кров; И прежних мирных наслаждений Она переживает дни,- Но ни тревог, ни сожалений Не пробуждают в ней они. На все земное без участья Она привыкла уж смотреть; Не нужно ей земного счастья,- Ей в жизни нечего жалеть: Полна небесных упований, Она, без жалости и слёз, Разбила рой земных желаний И юный мир роскошных грез,- И на алтарь Христа и Бога Она готова принести Всё, чем красна ее дорога, Что ей светило на пути. II Поднявшись гордо над рекою, Дворец Нерона мирно спит; Вокруг зеленою семьею Ряд стройных тополей стоит; В душистом мраке утопая, Спокойной негой дышит сад; В его тени, струей сверкая, Ключи студеные журчат. Вдали зубчатой полосою Уходят горы в небеса, И, как плащом, одеты мглою Стоят священные леса. Всё спит. Один Альбин угрюмый Сидит в раздумье у окна… Тяжелой, безотрадной думой Его душа возмущена. Враг христиан, патриций славный, В боях испытанный герой, Под игом страсти своенравной, Как раб, поник он головой. Вдали толпы, пиров и шума, Под кровом полночи немой, Всё так же пламенная дума Сжимает грудь его тоской. Мечта нескромная смущает Его блаженством неземным, Воображенье вызывает Картины страстные пред ним. И в полумгле весенней ночи Он видит образ дорогой, Черты любимые и очи, Надежды полные святой. III С тех пор, как дева молодая К нему на суд приведена, Проснулась грудь его немая От долгой тьмы глухого сна. Разврат дворца в душе на время Стремленья чистые убил, Но свет любви порока бремя Мечом карающим разбил; И, казнь Марии изрекая, Дворца и Рима гордый сын, Он сам, того не сознавая, Уж был в душе христианин. И речи узницы прекрасной С вниманьем жадным он ловил, И свет великий веры ясной Глубоко корни в нем пустил. Любовь и вера победили В нем заблужденья прежних дней И душу гордую смутили Высокой прелестью своей. IV Заря блестящими лучами Зажглась на небе голубом, И свет огнистыми волнами Блеснул причудливо кругом. За ним, венцом лучей сияя, Проснулось солнце за рекой И, светлым диском выплывая, Сверкает гордо над землей… Проснулся Рим. Народ толпами В амфитеатр, шумя, спешит, И черни пестрыми волнами Цирк, полный до верху, кипит; И в ложе, убранной богато, В пурпурной мантии своей, Залитый в серебро и злато, Сидит Нерон в кругу друзей. Подавлен безотрадной думой, Альбин, патриций молодой, Как ночь, прекрасный и угрюмый, Меж них сияет красотой. Толпа шумит нетерпеливо На отведенных ей местах, Но — подан знак, и дверь визгливо На ржавых подалась петлях,- И, на арену выступая, Тигрица вышла молодая… Вослед за ней походкой смелой Вошла, с распятием в руках, Страдалица в одежде белой, С спокойной твердостью в очах. И вмиг всеобщее движенье Сменилось мертвой тишиной, Как дань немого восхищенья Пред неземною красотой. Альбин, поникнув головою, Весь бледный, словно тень, стоял… . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . И вдруг пред стихнувшей толпою Волшебный голос зазвучал: V «В последний раз я открываю Мои дрожащие уста: Прости, о Рим, я умираю За веру в моего Христа! И в эти смертные мгновенья, Моим прощая палачам, За них последние моленья Несу я к горним небесам: Да не осудит их Спаситель За кровь пролитую мою, Пусть примет их святой Учитель В свою великую семью! Пусть светоч чистого ученья В сердцах холодных он зажжет И рай любви и примиренья В их жизнь мятежную прольет!..» Она замолкла,- и молчанье У всех царило на устах; Казалось, будто состраданье В их черствых вспыхнуло сердцах… . . . . . . . . . . . . . . . . . Вдруг на арене, пред толпою, С огнем в очах предстал Альбин И молвил:- «Я умру с тобою… О Рим,- и я христианин…» Цирк вздрогнул, зашумел, очнулся, Как лес осеннею грозой,- И зверь испуганно метнулся, Прижавшись к двери роковой… Вот он крадется, выступая, Ползет неслышно, как змея… Скачок… и, землю обагряя, Блеснула алая струя… Святыню смерти и страданий Рим зверским смехом оскорбил, И дикий гром рукоплесканий Мольбу последнюю покрыл. Глубокой древности сказанье Прошло седые времена, И беспристрастное преданье Хранит святые имена. Простой народ тепло и свято Сумел в преданьи сохранить, Как люди в старину, когда-то, Умели верить и любить!..
  • Цветы
    Я шел к тебе… На землю упадал
    Осенний мрак, холодный и дождливый…
  • Чудный гимн любви
    В тот тихий час, когда неслышными шагами
    Немая ночь взойдет на трон свой голубой
  • Это не песни — это намеки
    Это не песни — это намеки;
    Песни невмочь мне сложить:
  • Я вчера еще рад был
    Я вчера ещё рад был отречься от счастья…
    Я презреньем клеймил этих сытых людей,
  • Я с вопросом и к самой любви подхожу
    Не вини меня, друг мой,- я сын наших дней,
    Сын раздумья, тревог и сомнений:
  • Быть может, их мечты безумный, смутный бред
    Быть может, их мечты — безумный, смутный бред
    И пыл их — пыл детей, не знающих сомнений,
  • В горах
    К тебе, Кавказ, к твоим сединам,
    К твоим суровым крутизнам,
  • В тени задумчивого сада
    В тени задумчивого сада,
    Где по обрыву, над рекой,
  • В толпе
    Не презирай толпы: пускай она порою
    Пуста и мелочна, бездушна и слепа,
  • Верь в великую силу любви
    Верь в великую силу любви!..
    Свято верь в ее крест побеждающий,
  • Вперед, забудь свои страданья
    Вперед, забудь свои страданья,
    Не отступай перед грозой,-
  • Вы смущены
    Вы смущены… такой развязки Для ежедневной старой сказки Предугадать вы не могли,— И, как укор, она пред вами Лежит, увитая цветами… Не плачьте ж — поздними слезами Не вырвать жертвы у земли!
  • Давно в груди моей молчит негодованье
    Давно в груди моей молчит негодованье.
    Как в юности, не рвусь безумно я на бой.
  • Дитя столицы, с юных дней
    Дитя столицы, с юных дней
    Он полюбил её движенье,
  • Довольно я кипел безумной суетою
    Довольно я кипел безумной суетою,
    Довольно я сидел, склонившись за трудом.
  • Друг мой, брат мой
    Друг мой, брат мой, усталый, страдающий брат,
    Кто б ты ни был, не падай душой.
  • Душу сжечь любовь порой готова
    Милый друг, я знаю, я глубоко знаю,
    Что бессилен стих мой, бледный и больной;
  • Если любить, бесконечно томиться
    Если любить — бесконечно томиться
    Жаждой лобзаний и знойных ночей,—
  • Есть страданья ужасней, чем пытка сама
    Есть страданья ужасней, чем пытка сама,-
    Это муки бессонных ночей,
  • Есть у свободы враг опаснее цепей
    Есть у свободы враг опаснее цепей,
    Страшней насилия, страданья и гоненья;
  • Жалко стройных кипарисов
    Жалко стройных кипарисов —
    Как они зазеленели!
  • Жизнь
    Меняя каждый миг свой образ прихотливый,
    Капризна, как дитя, и призрачна, как дым,
  • За что
    Любили ль вы, как я? Бессонными ночами
    Страдали ль за нее с мучительной тоской?
  • Завеса сброшена, ни новых увлечений
    Завеса сброшена: ни новых увлечений,
    Ни тайн заманчивых, ни счастья впереди;
  • Закралась в угол мой тайком
    Закралась в угол мой тайком,
    Мои бумаги раскидала,
  • И крики оргии, и гимны ликованья
    …И крики оргии, и гимны ликованья
    В сияньи праздничном торжественных огней,
  • Идеал
    Не говори, что жизнь — игрушка
    В руках бессмысленной судьбы,
  • Из песен любви
    Не гордым юношей с безоблачным челом,
    С избытком сил в груди и пламенной душою,-
  • Как каторжник влачит оковы за собой
    Как каторжник влачит оковы за собой,
    Так всюду я влачу среди моих скитаний
  • Кругом легли ночные тени
    Кругом легли ночные тени,
    Глубокой мглой окутан сад;
  • Легенда о елке
    Весь вечер нарядная елка сияла
    Десятками ярких свечей,
  • Любви, одной любви
    Любви, одной любви! Как нищий подаянья,
    Как странник, на пути застигнутый грозой,