Список стихотворений:

  • Колыбельная песня

    Спи, дитя моё, усни!
    Сладкий сон к себе мани:

  • Летний дождь
    «Золото, золото падает с неба!» — Дети кричат и бегут за дождем… — Полноте, дети, его мы сберем, Только сберем золотистым зерном В полных амбарах душистого хлеба!
  • Люблю, если, тихо к плечу моему головой
    Люблю, если, тихо к плечу моему головой прислонившись, С любовью ты смотришь, как, очи потупив, я думаю думу, А ты угадать ее хочешь. Невольно, проникнут тобою, Я очи к тебе обращу и с твоими встречаюсь очами; И мы улыбнемся безмолвно, как будто бы в сладком молчаньи Мы мыслью сошлися и много сказали улыбкой и взором.
  • Мадонна
    Стою пред образом Мадонны:
    Его писал Монах святой,
  • Мани, факел, фарес
    В диадиме и порфире,
    Прославляемый как бог,
  • Мечтания
    Пусть пасмурный октябрь осенней дышит стужей,
    Пусть сеет мелкий дождь или порою град
  • На смерт Лермонтова
    И он угас! И он в земле сырой!
    Давно ль его приветствовали плески?
  • Нива
    По ниве прохожу я узкою межой,
    Поросшей кашкою и цепкой лебедой.
  • О чем в тиши ночей таинственно мечтаю
    О чем в тиши ночей таинственно мечтаю,
    О чем при свете дня всечасно помышляю,
  • Олимпийские игры
    Всё готово. Мусикийский
    Дан сигнал… Сердца дрожат…
  • Она еще едва умеет лепетать
    Она еще едва умеет лепетать,
    Чуть бегать начала, но в маленькой плутовке
  • Осенние листья по ветру кружат
    Осенние листья по ветру кружат, Осенние листья в тревоге вопят: «Всё гибнет, всё гибнет! Ты черен и гол, О лес наш родимый, конец твой пришел!» Не слышит тревоги их царственный лес. Под темной лазурью суровых небес Его спеленали могучие сны, И зреет в нем сила для новой весны.
  • Осень
    Кроет уж лист золотой Влажную землю в лесу… Смело топчу я ногой Вешнюю леса красу. С холоду щеки горят; Любо в лесу мне бежать, Слышать, как сучья трещат, Листья ногой загребать! Нет мне здесь прежних утех! Лес с себя тайну совлек: Сорван последний орех, Свянул последний цветок; Мох не приподнят, не взрыт Грудой кудрявых груздей; Около пня не висит Пурпур брусничных кистей; Долго на листьях, лежит Ночи мороз, и сквозь лес Холодно как-то глядит Ясность прозрачных небес… Листья шумят под ногой; Смерть стелет жатву свою… Только я весел душой И, как безумный, пою! Знаю, недаром средь мхов Ранний подснежник я рвал; Вплоть до осенних цветов Каждый цветок я встречал. Что им сказала душа, Что ей сказали они — Вспомню я, счастьем дыша, В зимние ночи и дни! Листья шумят под ногой… Смерть стелет жатву свою! Только я весел душой — И, как безумный, пою!
  • Пейзаж
    Люблю дорожкою лесною,
    Не зная сам куда, брести;
  • Перечитывая Пушкина
    Его стихи читая — точно я
    Переживаю некий миг чудесный:
  • Под дождем
    Помнишь: мы не ждали ни дождя, ни грома,
    Вдруг застал нас ливень далеко от дома,
  • Поле зыблется цветами
    Поле зыблется цветами…
    В небе льются света волны…
  • Пора, пора за ум мне взяться
    Пора, пора за ум мне взяться!
    Пора отбросить этот вздор,
  • Порывы нежности обуздывать умея
    Порывы нежности обуздывать умея,
    На ласки ты скупа. Всегда собой владея,
  • Поцелуй
    Между мраморных обломков,
    Посреди сребристой пыли,
  • Приговор
    На соборе на Констанцском
    Богословы заседали:
  • Приданое
    По городу плач и стенанье… Стучит гробовщик день и ночь… Еще бы ему не работать! Просватал красавицу дочь! Сидит гробовщица за крепом И шьет — а в глазах, как узор, По черному так и мелькает В цветах подвенечный убор. И думает: «Справлю ж невесту, Одену ее, что княжну,— Княжон повидали мы вдоволь,— На днях хоронили одну: Всё розаны были на платье, Почти под венцом померла, Так, в брачном наряде, и клали Во гроб-то… красотка была! Оденем и Глашу не хуже, А в церкви все свечи зажжем; Подумают: графская свадьба! Уж в грязь не ударим лицом!..» Мечтает старушка — у двери ж Звонок за звонком… «Ну, житье! Заказов-то — господи боже! Знать, Глашенька, счастье твое!»
  • Рассвет (Вот полосой зеленоватой)
    Вот — полосой зеленоватой
    Уж обозначился восток;
  • Римская Кампанья
    Campagna di RomaПора, пора! Уж утро славит птичка, И свежестью пахнуло мне в окно. Из города зовет меня давно К полям широким старая привычка. Возьмем коней, оставим душный Рим, И ряд дворцов его тяжеловесных, И пеструю толпу вдоль улиц тесных, И воздухом подышим полевым. О! как легко! как грудь свободно дышит! Широкий горизонт расширил душу мне… Мой конь устал… Мысль бродит в тишине, Земля горит, и небо зноем пышет… Сабинских гор неровные края И Апеннин верхи снеговенчанны, Шум мутных рек, бесплодные поля, И, будто нищий с ризою раздранной, Обломок башни, обвитой плющом, Разбитый храм с остатком смелых сводов Да бесконечный ряд водопроводов Открылися в тумане голубом… Величие и ужас запустенья… Угрюмого источник вдохновенья… Всё тяжко спит, всё умерло почти… Лишь простучит на консульском пути По гладким плитам конь поселянина, И долго дикий всадник за горой Виднеется, в плаще и с палкой длинной, И в шапке острой… Вот в тени руины Еще монах усталый и босой, Окутавшись широким капюшоном, Заснул, склонясь на камень головой, А вдалеке, под синим небосклоном, На холме мазанка из глины и ветвей, И кипарис чернеется над ней… Измученный полудня жаром знойным, Вошел я внутрь руин, безвестных мне. Я был объят величьем их спокойным. Глядеть и слушать в мертвой тишине Так сладостно!.. Тут целый мир видений!.. То цирк был некогда; теперь он опустел, Полынь и терн уселись на ступени, Там, где народ ликующий шумел; Близ ложи цезарей еще лежали Куски статуй, курильниц и амфор: Как будто бы они здесь восседали Еще вчера, увеселяя взор Ристанием… но по арене длинной Цветистый мак пестреет меж травой И тростником, и розой полевой, И рыщет ветр, один, что конь пустынный. Лохмотьями прикрыт, полунагой, Глаза как смоль и с молниею взгляда, С чернокудрявой, смуглой головой, Пасет ребенок коз пугливых стадо. Трагически ко мне он руку протянул, «Я голоден,- со злобою взывая.- Я голоден!..» Невольно я вздохнул И, нищего и цирк обозревая, Промолвил: «Вот она — Италия святая!»
  • Розы
    Вся в розах — на груди, на легком платье белом,
    На черных волосах, обвитых жемчугами,—
  • Рыбная ловля
    Себя я помнить стал в деревне под Москвою.
    Бывало, ввечеру поудить карасей
  • Сенокос
    Пахнет сеном над лугами…
    В песне душу веселя,
  • Сидели старцы Илиона
    Сидели старцы Илиона
    В кругу у городских ворот;
  • Сомнение
    Пусть говорят: поэзия — мечта,
    Горячки сердца бред ничтожный,
  • Сон в летнюю ночь
    Долго ночью вчера я заснуть не могла,
    Я вставала, окно отворяла…
  • Старый дож
    «Ночь светла; в небесном поле
    Ходит Веспер золотой;
  • Тарантелла
    Нина, Нина, тарантелла!
    Старый Чьеко уж идет!
  • Точно голубь светлою весною
    Точно голубь светлою весною,
    Ты веселья нежного полна,
  • Ты веришь ей, поэт
    Ты веришь ей, поэт! Ты думаешь, твой гений,
    Парящий к небу дух и прелесть песнопений
  • Улыбка и слезы
    Улыбки и слезы!.. И дождик и солнце! И как хороша — Как солнце сквозь этих сверкающих капель — Твоя, освеженная горем, душа!
  • Христос Воскрес!
    Повсюду благовест гудит,
    Из всех церквей народ валит.
  • Юношам
    Будьте, юноши, скромнее!
    Что за пыл! Чуть стал живее
  • Я б тебя поцеловала
    Я б тебя поцеловала,
    Да боюсь, увидит месяц,
  • Айвазовскому
    Стиха не ценят моего Ни даже четвертью червонца, А ты даришь мне за него Кусочек истинного солнца, Кусочек солнца твоего! Когда б стихи мои вливали Такой же свет в сердца людей, Как ты — в безбрежность этой дали И здесь, вкруг этих кораблей С их парусом, как жар горящим Над зеркалом живых зыбей, И в этом воздухе, дышащем Так горячо и так легко На всем пространстве необъятном,— Как я ценил бы высоко, Каким бы даром благодатным Считал свой стих, гордился б им, И мне бы пелось, вечно пелось, Своим бы солнцем сердце грелось, Как нынче греется твоим!
  • Анакреон Горчарову
    В день сбиранья винограда
    В дверь отворенного сада
  • Ангел и Демон
    Подъемлют спор за человека
    Два духа мощные: один —
  • Ах, люби меня без размышлений
    Fortunata Ах, люби меня без размышлений, Без тоски, без думы роковой, Без упреков, без пустых сомнений! Что тут думать? Я твоя, ты мой! Все забудь, все брось, мне весь отдайся!.. На меня так грустно не гляди! Разгадать, что в сердце, не пытайся! Весь ему отдайся — и иди! Я любви не числю и не мерю; Нет, любовь есть вся моя душа. Я люблю — смеюсь, клянусь и верю… Ах, как жизнь, мой милый, хороша!.. Верь в любви, что счастью не умчаться, Верь, как я, о гордый человек, Что нам ввек с тобой не расставаться И не кончить поцелуя ввек…
  • Ах, чудное небо
    Ах, чудное небо, ей-Богу, над этим классическим Римом!
    Под этаким небом невольно художником станешь.
  • Бальдур
    1
    Ночь и буря снежная в пустыне,
  • Боже мой, Вчера ненастье
    Боже мой! Вчера — ненастье, А сегодня — что за день! Солнце, птицы! Блеск и счастье! Луг росист, цветет сирень… А еще ты в сладкой лени Спишь, малютка!.. О, постой! Я пойду нарву сирени Да холодною росой Вдруг на сонную-то брызну… То-то сладко будет мне Победить в ней укоризну Свежей вестью о весне!
  • Болото
    Я целый час болотом занялся.
    Там белоус торчит, как щетка жесткий;
  • В мае
    Я пройдусь по лесам,
    Много птичек есть там
  • В чем счастье
    В чем счастье?..
    В жизненном пути
  • Вакх
    В том гроте сумрачном, покрытом виноградом,
    Сын Зевса был вручен элидским ореадам.
  • Вакханка
    Тимпан и звуки флейт и плески вакханалий
    Молчанье дальних гор и рощей потрясали.
  • Вдохновенье, дуновенье
    Вдохновенье — дуновенье
    Духа Божья!.. Пронеслось —
  • Весна
    Голубенький, чистый Подснежник-цветок! А подле сквозистый, Последний снежок… Последние слезы О горе былом И первые грезы О счастье ином.
  • Весна (Уходи, зима седая)
    Уходи, зима седая! Уж красавицы Весны Колесница золотая Мчится с горней вышины! Старой спорить ли, тщедушной, С ней — царицею цветов, С целой армией воздушной Благовонных ветерков! А что шума, что гуденья, Теплых ливней и лучей, И чиликанья, и пенья!.. Уходи себе скорей! У нее не лук, не стрелы, Улыбнулась лишь — и ты, Подобрав свой саван белый, Поползла в овраг, в кусты!.. Да найдут и по оврагам! Вон — уж пчел рои шумят, И летит победным флагом Пестрых бабочек отряд!
  • Весна, выставляется первая рама
    Весна! Выставляется первая рама — И в комнату шум ворвался, И благовест ближнего храма, И говор народа, и стук колеса. Мне в душу повеяло жизнью и волей: Вон — даль голубая видна… И хочется в поле, в широкое поле, Где, шествуя, сыплет цветами весна!
  • Во мне сражаются
    Во мне сражаются, меня гнетут жестоко Порывы юности и опыта уроки. Меня влекут мечты, во мне бунтует кровь, И знаю я, что всё — и пылкая любовь, И пышные мечты пройдут и охладятся Иль к бездне приведут… Но с ними жаль расстаться! Любя, уверен я, что скоро разлюблю; Порой, притворствуя, сам клятвою шалю,- Внимаю ли из уст, привыкших лицемерить, Коварное «люблю», я им готов поверить; Порой бешусь, зачем я разуму не внял, Порой бешусь, зачем я чувство удержал, Затем в душе моей, волнениям открытой, От всех высоких чувств осадок ядовитый.
  • Возвышенная мысль
    Возвышенная мысль достойной хочет брони:
    Богиня строгая — ей нужен пьедестал,
  • Вчера, и в самый миг разлуки
    Вчера — и в самый миг разлуки
    Я вдруг обмолвился стихом —
  • Горы
    Люблю я горные вершины.
    Среди небесной пустоты
  • Гроза
    Кругом царила жизнь и радость, И ветер нес ржаных полей Благоухание и сладость Волною мягкою своей. Но вот, как бы в испуге, тени Бегут по золотым хлебам; Промчался вихрь — пять-шесть мгновений И, встречу солнечным лучам, Встают с серебряным карнизом Чрез всё полнеба ворота, И там, за занавесом сизым, Сквозит и блеск и темнота. Вдруг словно скатерть парчевую Поспешно сдернул кто с полей, И тьма за ней в погоню злую, И все свирепей и быстрей. Уж расплылись давно колонны, Исчез серебряный карниз, И гул пошел неугомонный, И огнь и воды полились… Где царство солнца и лазури! Где блеск полей, где мир долин! Но прелесть есть и в шуме бури, И в пляске ледяных градин! Их нахватать — нужна отвага! И — вон как дети в удальце Ее честят! как вся ватага Визжит и скачет на крыльце!
  • Дитя мое
    Дитя мое, уж нет благословенных дней,
    Поры душистых лип, сирени и лилей;
  • Допотопная кость
    Я с содроганием смотрел
    На эту кость иного века…
  • Е. П. М.
    Люблю я целый день провесть меж гор и скал.
    Не думай, чтобы я в то время размышлял
  • Емшан
    Степной травы пучок сухой, Он и сухой благоухает! И разом степи надо мной Всё обаянье воскрешает… Когда в степях, за станом стан, Бродили орды кочевые, Был хан Отрок и хан Сырчан, Два брата, батыри лихие. И раз у них шел пир горой — Велик полон был взят из Руси! Певец им славу пел, рекой Лился кумыс во всем улусе. Вдруг шум и крик, и стук мечей, И кровь, и смерть, и нет пощады! Всё врозь бежит, что лебедей Ловцами спугнутое стадо. То с русской силой Мономах Всесокрушающий явился; Сырчан в донских залег мелях, Отрок в горах кавказских скрылся. И шли года… Гулял в степях Лишь буйный ветер на просторе… Но вот — скончался Мономах, И по Руси — туга и горе. Зовет к себе певца Сырчан И к брату шлет его с наказом: «Он там богат, он царь тех стран, Владыка надо всем Кавказом,- Скажи ему, чтоб бросил всё, Что умер враг, что спали цепи, Чтоб шел в наследие свое, В благоухающие степи! Ему ты песен наших спой,- Когда ж на песнь не отзовется, Свяжи в пучок емшан степной И дай ему — и он вернется». Отрок сидит в златом шатре, Вкруг — рой абхазянок прекрасных; На золоте и серебре Князей он чествует подвластных. Введен певец. Он говорит, Чтоб в степи шел Отрок без страха, Что путь на Русь кругом открыт, Что нет уж больше Мономаха! Отрок молчит, на братнин зов Одной усмешкой отвечает,- И пир идет, и хор рабов Его что солнце величает. Встает певец, и песни он Поет о былях половецких, Про славу дедовских времен И их набегов молодецких,- Отрок угрюмый принял вид И, на певца не глядя, знаком, Чтоб увели его, велит Своим послушливым кунакам. И взял пучок травы степной Тогда певец, и подал хану — И смотрит хан — и, сам не свой, Как бы почуя в сердце рану, За грудь схватился… Все глядят: Он — грозный хан, что ж это значит? Он, пред которым все дрожат,- Пучок травы целуя, плачет! И вдруг, взмахнувши кулаком: «Не царь я больше вам отныне!- Воскликнул.- Смерть в краю родном Милей, чем слава на чужбине!» Наутро, чуть осел туман И озлатились гор вершины, В горах идет уж караван — Отрок с немногою дружиной. Минуя гору за горой, Всё ждет он — скоро ль степь родная, И вдаль глядит, травы степной Пучок из рук не выпуская.
  • Журавли
    От грустных дум очнувшись, очи Я подымаю от земли: В лазури темной к полуночи Летят станицей журавли. От криков их на небе дальнем Как будто благовест идет — Привет лесам патриархальным, Привет знакомым плесам вод!.. Здесь этих вод и лесу вволю, На нивах сочное зерно… Чего ж еще? ведь им на долю Любить и мыслить не дано…
  • Здесь весна, как художник уж славный
    Здесь весна, как художник уж славный, работает тихо,
    От цветов до других по неделе проходит и боле.
    Словно кончит картину и публике даст наглядеться,
    Да и публика знает маэстро и уж много о нем не толкует:
    Репутация сделана бюст уж его в Пантеоне.
    То ли дело наш Север! Весна, как волшебник нежданный,
    Пронесется в лучах, и растопит снега и угонит,
    Словно взмахом одним с яркой озими сдернет покровы,
    Вздует почки в лесу, и — цветами уж зыблется поле!
    Не успеет крестьянин промолвить: «Никак нынче вёдро»,
    Как — и соху справляй, и сырую разрыхливай землю!
    А на небе-то, господи, праздник, и звон, и веселье!
    И летят надо всею-то ширью от моря и до моря птицы —
    К зеленям беспредельным, к широким зеркальным разливам!
    Выбирай лишь, где больше приволья, в воде им и в лесе!
    И кричат как, завидя знакомые реки и дебри,
    И с соломенных крыш беловатый дымок над поляной!..
    Унеси ты, волшебник, скорее меня в это царство,
    Где по утренним светлым зарям бодро дышится груди,
    Где пред ликом господних чудес умиляется всякое сердце...

  • Из темных долов этих взор
    Из темных долов этих взор
    Всё к ним стремится, к высям гор,
  • Импровизация
    Мерцает по стене заката отблеск рдяный,
    Как уголь искряся на раме золотой…
  • Искусство
    Срезал себе я тростник у прибрежья шумного моря.
    Нем, он забытый лежал в моей хижине бедной.
  • Колыбельная
    Спи, дитя моё, усни!
    Сладкий сон к себе мани:
  • Кто вас, детки, крепко любит
    Кто вас, детки, крепко любит,
    Кто вас нежно так голубит,
  • Кто он
    Лесом частым и дремучим,
    По тропинкам и по мхам,
  • Ласточки
    Мой сад с каждым днем увядает;
    Помят он, поломан и пуст,