В 12 часов по ночам

Прочел:
   «Почила в бозе…»
Прочел
   и сел
     в задумчивой позе.
Неприятностей этих
        потрясающее количество.
Сердце
   тоской ободрано.
А тут
  еще
    почила императрица,
государыня

     Мария Феодоровна

*

.

Париж
   печалью
      ранен…
Идут князья и дворяне
в храм
   на «рю

Дарю»

*

.

Старухи…
    наружность жалка…
Из бывших
    фрейлин
          мегеры
встают,
   волоча шелка…
За ними
   в мешках-пиджаках
из гроба
      встают камергеры.
Где
 ваши

   ленты андреевские?

*

На помочи
    лент отрезки
пошли,
   штаны волоча…
Скрываясь
    от лапм
       от резких,
в одном лишь
      лы́синном блеске,
в двенадцать
     часов

        ПО НОЧАМ

*

из гроба,
      тише, чем мыши,
мундиры
    пропив и прожив,
из гроба
      выходят «бывшие»
сенаторы
    и пажи.
Наморщенные,
      как сычи,
встают
   казаки-усачи,
а свыше
   блики
      упали
на лики
   их
    вышибальи.
Ссыпая
   песок и пыль,
из общей
      могилы братской
выходят
      чины и столпы
России
   императорской…
Смотрю
   на скопище это.
Явились…
    сомнений нет,
они
 с того света…
или
 я
  на тот свет.
На кладбищах
      не пляшут лихо.
Но не буду
    печаль корчить.
Королевы
    и королихи,
становитесь в очередь.
1929 г.