Три тысячи и три сестры

Помните
    раньше
       дела провинций? —

Играть в преферанс,

*

         прозябать
             и травиться.
Три тысячи три,
       до боли скул,
скулили сестры,
       впадая в тоску.
В Москву!
    В Москву!!
         В Москву!!!
                 В Москву!!!!
Москва белокаменная,
          Москва камнекрасная
всегда
   была мне
       мила и прекрасна.
Но нам ли
    столицей одной утолиться?!
Пиджак Москвы
       для Союза узок.
И вижу я —
      за столицей столица
растет
   из безмерной силы Союза.
Где во́роны
      вились,
         над падалью каркав,
в полотна
    железных дорог
            забинтованный,
столицей
    гудит

       украинский Харьков

*

,

живой,
   трудовой
       и железобетонный.
За горами угля́
      и рельс
поезда
   не устанут свистать.
Блок про это писал:
         «Загорелась

Мне Америки новой звезда!»

*

Где раньше
    су́шу
       китов и акул
лизало
   безрыбое море,
в дворцах
    и бульварах
          ласкает Баку —
того,
   кто трудом измо́рен.
А здесь,
    где афиши
         щипала коза,
— «Исполнят
      такие-то арии»… —
сказанием
    встает Казань,
столица
   Красной Татарии.
Москве взгрустнулось.
            Старушка, што ты?!
Смотри
   и радуйся, простолицая:
вылупливаются,
       во все Советские Штаты,
новорожденные столицы!
1928 г.