Издевательство летчика

Тесно у вас,
         грязно у вас.
У вас
         душно.
Чего ж
    в этом грязном,
            в тесном увяз?
В новый мир!
           Завоюй воздушный.
По норме
    аршинной
         ютитесь но́рами.
У мертвых —
            и то
         помещение блёстче.
А воздуху
    кто установит нормы?
Бери
         хоть стоаршинную площадь.
Мажешься,
       са́лишься
         в земле пропылённой,
с глоткой
    будто пылью пропилен.
А здесь,
    хоть все облетаешь лона,
чист.
        Лишь в солнце
         лучи
           окропили.
Вы рубите горы
    и скат многолесый,
мостом
    нависаете
         в мелочь-ручьи.
А воздух,
    воздух — сплошные рельсы.
Луны́
    и солнца —
         рельсы-лучи.
Горд человек,
           человечество пыжится:
— Я, дескать,
           самая
         главная ижица.
Вокруг
    меня
             вселенная движется. —
А в небе
    одних
         этих самых Марсов
такая
         сплошная
             огромная масса,
что все
    миллиарды
         людья человечьего
в сравнении с ней
         и насчитывать нечего.
Чего
    в ползках,
             в шажочках увяз,
чуть движешь
           пятипудовики ту́шины?
Будь аэрокрылым —
         и станет
           у вас
мир,
        которому
            короток глаз,
все стены
    которого
         в ветрах развоздушены.
1923 г.