Баллада о бюрократе и о рабкоре

Балладу
      новую
         вытрубить рад.
Внимание!
     Уши востри́те!
В одном
      учреждении
         был бюрократ
и был
      рабкор-самокритик.
Рассказывать
          сказки
            совсем нехитро́!
Но это —
     отнюдь не сказки.
Фамилия
     у рабкора
         Петров,
а у бюрократа —
           Васькин.
Рабкор
   критикует
        указанный трест.
Растут
   статейные горы.
А Васькин…

      слушает да ест

*

.

Кого ест?
     — Рабкора.
Рабкор
   исписал
          карандашный лес.
Огрызка
       не станет
           скоро!
А Васькин

     слушает да ест

*

.

Кого ест?
     — Рабкора.
Рабкор
   на десятках
            трестовских мест
раскрыл
   и пьяниц
        и во́ров.
А Васькин

     слушает да ест

*

.

Кого ест?
     — Рабкора.
От критик
     рабкор
        похудел и облез,
растет
   стенгазетный ворох.
А Васькин

     слушает да ест

*

.

Кого ест?
     — Рабкора.
Скончался рабкор,
        поставили крест.
Смирён
   непокорный норов.
А Васькин

     слушает да ест

*

.

Кого?!
   — Других рабкоров.
Чтоб с пользой
         читалась баллада,
обдумать
       выводы
        надо.
Во-первых,
     вступив
            с бюрократом в бои,
вонзив
   справедливую критику,
смотри
   и следи —
        из заметок твоих
какие
      действия
         вытекут.
А во-вторых,
         если парню влетит
за то, что
       держался храбрый,
умерь
      бюрократовский аппетит,
под френчем
         выищи жабры.
1928 г.