Буржуй, — прощайся с приятными деньками — добьем окончательно твердыми деньгами

Мы хорошо знакомы с совзнаками,

со всякими лимонами

*

,

         лимардами

*

всякими.

Как было?
Пала кобыла.
У жёнки
поизносились одежонки.
Пришел на конный
         и стал торговаться.
Кони
   идут
      миллиардов по двадцать.
Как быть?
       Пошел крестьянин
            совзнаки копить.
Денег накопил —
         неописуемо!
Хоть сиди на них:
         целая уйма!
Сложил совзнаки в наибольшую из торб
и пошел,
      взваливши торбу на горб.
Пришел к торговцу:
         — Коня гони!
Торговец в ответ:
             — Подорожали кони!
Копил пока —
конь
   вздорожал
      миллиардов до сорока. —
Не купить ему
      ни коня, ни ситца.
Одно остается —
            стоять да коситься.
Сорок набрал мужик на конягу.
А конь
   уже
      стоит сотнягу.
Пришел с сотней, —
         а конь двести.
— Заплатите, мол,
         и на лошадь лезьте! —
И ушел крестьянин
         не солоно хлебавши,
неся
       на спине
      совзнак упавший.
Объяснять надо ли?
Горе в том,
      что совзнаки падали.
Теперь
   разносись по деревне гул!
У нас
   пустили
         твердую деньгу́.
Про эти деньги
         и объяснять нечего.
Все, что надо
      для удобства человечьего.
Трешница как трешница,
            серебро как серебро.
Хочешь — позванивай,
              хочешь — ставь на ребро.
Теперь —
        что серебро,
         что казначейский билет —
одинаково обеспечены:
              разницы нет.
Пока
   до любого рынка дойдешь —
твои рубли
         не падут
         ни на грош.
А места занимают
         меньше точки.
Донесешь
        богатство
         в одном платочке.
Не спеша
      приторговал себе коня,
купил и поехал,
         домой гоня.
На оставшуюся
      от размена
            лишку —
ситцу купил
      и взял подмышку.
Теперь
   возможно,
            если надобность есть,
весь приход-расход
         заранее свесть.
1924 г.