Баллада (из Байрона)

Берегись! Берегись! Над бургосским путем[1]
Сидит один черный монах;
Он бормочет молитву во мраке ночном,
Панихиду о прошлых годах.
Когда Мавр пришел в наш родимый дол,[2]
Оскверняючи церкви порог,
Он без дальних слов выгнал всех чернецов;
Одного только выгнать не мог.
Для добра или зла (я слыхал не один,
И не мне бы о том говорить),
Когда возвратился тех мест господин,
Он никак не хотел уходить.
Хоть никто не видал, как по замку блуждал
Монах, но зачем возражать?
Ибо слышал не раз я старинный рассказ,
Который страшусь повторять.
Рождался ли сын, он рыдал в тишине,
Когда ж прекратился сей род,
Он по звучным полам при бледной луне
Бродил и взад и вперед.

Баллады, песни, сказки Лермонтова Лермонтов Михаил Юрьевич Стихи Лермонтова 20 строк

Читать еще стихотворения:


The Giaour (Гяур)
Нет легкого дуновения воздуха, рассекающего волну, которая катится под могилою афинян; сей блестящий гроб на крутой, навислой скале первый приветствует возвращающуюся домой ладью; он высоко господствует над страною, тщетно им спасенною, – когда снова увидит такого героя?..
* * *

Sentenz (Сентенция)
Когда бы мог весь свет узнать,
Что жизнь с надеждами, мечтами –

Napoleon’s farewell (Прощание Наполеона)
1
Прости! О край, где тень моей славы восстала и покрыла землю своим именем – он покидает меня теперь, но страница его истории, самая мрачная или блестящая, наполнена моими подвигами. Я воевал с целым светом, который победил меня только тогда, когда метеор завоеваний заманил меня слишком далёко; я противился народам, которые боялись меня оставленного, последнего, единственного пленника из миллионов бывших на войне.

Beppo (Беппо)
Известно, по крайней мере должно бы было быть известно, что во всех странах католического исповедания несколько недель до поста народ веселится и празднует сколько хочет; покупают раскаяние перед тем, чтобы сделаться богомольными, какого бы высокого или низкого состояния ни были, пируют, играют, пляшут, пьют, маскируются и употребляют всё, что можно получить попросивши.

30 июля. — (Париж). 1830 года
Ты мог быть лучшим королем,
Ты не хотел. – Ты полагал

1830. Маия. 16 число
Боюсь не смерти я. О нет!
Боюсь исчезнуть совершенно.

1830 год. июля 15-го
(Москва)
Зачем семьи родной безвестный круг

10 июля. (1830)
Опять вы, гордые, восстали
За независимость страны,

Эпиграммы
1
Есть люди странные, которые с друзьями

Эпиграмма (Дурак и старая кокетка – всё равно…)
Дурак и старая кокетка – всё равно:
Румяны, горсть белил – всё знание его!..